Экспертный комментарий в СМИ:«Акции протеста после выборов президента могут быть массовыми, но очень краткосрочными»

https://goo.gl/Lh1d4D

О рисках массовых протестов после выборов 2018 года заявили почти половина участников опроса, проведенного на VII Форуме специалистов политических профессий. Респонденты объяснили это предсказуемостью результатов предстоящих выборов президента. Может ли после оглашения результатов выборов произойти мобилизация оппозиции? Насколько высок риск массовых протестов в России после выборов в 2018 году? Могут ли они перерасти в нечто большее?

Эдуард Шульц, Директор Центра Политических и Социальных Технологий: «Здесь необходимо понимать следующее. Во-первых, принципиально новой массы протеста не возникнет. Во-вторых, скорее всего, что оппозиция (или оппозиции — потому что это совершенно разные и отдельно стоящие фигуры и силы) проведет после выборов президента РФ акции протеста. Проиграв официальную кампанию, необходимо будет закончить на более мажорной ноте: «оппозиция жива», «выборы сфальсифицированы», «нас не сломишь» и так далее. Эти акции могут быть массовыми, но очень краткосрочными. Это связано с тем, что тот протест, который выливается на улицы, не имеет серьезной питательной социальной базы и не несет высокого уровня накала. Недовольство не означает выход на протестные акции. Количество недовольных в стране не равно количеству протестующих. Для того, чтобы вывести недовольных на улицы, необходимы серьезные сдвиги, в частности, сильные объединяющие лозунги. Такие лозунги за последние два десятилетия смогли найти лишь дважды: о фальсификации выборов в Государственную Думу в 2011 году и лозунги борьбы с коррупцией в марте 2017 года. Эти лозунги могут срабатывать и в будущем, но вряд ли сработают в связи с выборами президента. Всем очевиден крайне высокий уровень электоральной поддержки В.В. Путина, а антикоррупционный лозунг в связи с выборами президента не несет необходимой акцентированности. Фигура Путина вызывает неприязнь у некоторой доли общества, у небольшой части этой доли — активную неприязнь, мотивирующую их на протестные акции. Однако еще большую неприязнь внутри этих групп вызывают лидеры протеста, поэтому к большим протестным акциям толкают только очень серьезные внешние раздражители. В условно естественном состоянии грядущие выборы таких раздражителей дать не должны. Не следует сбрасывать со счетов фактор провокаций, но представляется, что власть вполне сможет с этим технологично справиться. Здесь серьезно следует вести речь не о краткосрочных, а о средне- и долгосрочных перспективах. Проблема, на наш взгляд, заключается в том, что уровень протеста в ближайшие годы будет постепенно расти. Это связано, во-первых, с объективной «сменой состояний»: от патриотической мобилизации в связи с появлением внешнего врага к усталости от этого психологического состояния и переключению внимания на жизненные проблемы. Факторы снижения уровня благосостояния, нерешенности многих социальных и экономических проблем, существующего разрыва в уровне доходов всего общества и его небольшой части, высоких цен, ориентированных на доходы небольшой части общества, будут увеличивать количество недовольных, формировать протестный потенциал, который, при умело разыгранных лозунгах и внешних раздражителях, возможно будет перевести в активную форму протеста. И это станет серьезным вызовом на следующем президентском сроке В.В. Путина, наряду с задачей работы с протестом и протестными настроениями.»